КИРДИНА-ЧЭНДЛЕР
СВЕТЛАНА
персональный сайт
ПОДДЕРЖКА
САЙТА
Институт
экономики РАН
Цитатa дня:
Фундаментальная наука не раздаёт рецепты, а ставит диагноз. (Николай Векшин)
20-11-2017,
понедельник

?-�?�� ���R��-��

Публикации и выступления Авторефераты

Скачать 737 Кб

На правах рукописи

 

 

Кирдина Светлана Георгиевна

 

 

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ МАТРИЦЫ

И РАЗВИТИЕ РОССИИ

Специальность 22.00.01 – Теория, методология и история социологии

 

 

 

А в т о р е ф е р а т

диссертации в виде монографии на соискание ученой степени

доктора социологических наук

 

 

Новосибирск

2001

 

 

 

Работа выполнена в Институте экономики и организации промышленного производства Сибирского Отделения РАН,

г. Новосибирск

 

Научный консультант -

действительный член Российской Академии наук,

профессор Т. И. Заславская

 

Официальные оппоненты:

член-корреспондент Российской Академии наук,

доктор философских наук, профессор Николай Иванович Лапин

доктор социологических наук, профессор Владимир Павлович Култыгин

доктор философских наук, профессор Леонид Григорьевич Ионин

Ведущая организация:

Московский государственный социальный университет

 

Защита состоится <<…….>> декабря 2001 года в …….... час. на заседании

Диссертационного Совета Д. 002.011.01 Института социологии РАН по адресу:

117259 г. Москва, ул. Кржижановского, д. 24/35, корп. 5, ауд. 323

С диссертацией в виде монографии можно ознакомиться в библиотеке Института социологии РАН

Автореферат разослан<<……>> ноября 2001 г.

 

 

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

доктор социологических наук В. В. Семенова



<<Все течет, все изменяется>> - утверждал Гераклит. И в то же время -<<все проходит, ничего не исчезает>> - эта мысль принадлежит Овидию и также никем не опровергнута. Действительно, в нашей жизни совмещаются вечное и изменчивое, сохраняющееся и постоянно обновляемое. Как сочетаются эти противоположности? И как реализовать эту парадоксальную истину в научных концепциях?<<Сколько бы человек ни трудился в исследовании, он все-таки не постигнет этого; и если бы какой мудрец сказал, что он знает, он не может постигнуть этого>>. 1 Можно лишь попытаться приблизиться к пониманию этой глубокой диалектической связи, пронизывающей мир и общество – социальную реальность, составляющую часть этого сложного мира.

Разрабатываемая в диссертации теоретическая гипотеза об институциональных матрицах предлагает одно из возможных решений такого рода задачи в рамках социологии, с использованием свойственных ей категорий и на основе систематизации знаний, накопленных в изучении обществ как социальных систем. Методология институциональных матриц служит теоретическим средством для того, чтобы увидеть, аналитически обособить константы и вариативность общественного развития, попытаться определить возможности и пределы социальных преобразований.

Актуальность исследования Почему важна и своевременна разработка такого рода концепций <<здесь и сейчас>>, в России в начале ХХI века? Актуальность заявленной темы определяется как общественными потребностями, логикой происходящих в стране и мире социальных трансформаций, так и закономерностями развития самого социологического знания.

Практическая актуальность работы связана с переходным этапом развития российского общества, когда необходимо понимание перспектив и ориентиров трансформационного процесса. Начавшаяся с середины 1980-х гг. перестройка носила во многом стихийный характер. Она основывалась, как это не раз бывало в нашей истории, на допущениях об эффективном приложении зарубежных моделей общественного развития к нашим условиям, а также опиралась на представления о бесконечной пластичности российского (советского) общества, способного преобразовываться в соответствии со смелыми планами реформаторов. Слабая проработка и рефлексия проводимых реформ, обусловленная, среди прочих причин, отсутствием адекватных социологических концепций, привела к чрезвычайно высоким социальным издержкам, известным неблагоприятным экономическим и политическим последствиям.

Попытки влиять на трансформационные процессы в России и прогнозировать их ход равно предпринимаются как в отечественной среде, так и со стороны международных экспертов и организаций. Наряду с материальными и финансовыми, для этого активно используются интеллектуальные ресурсы, включающие в себя арсенал имеющихся в мировой науке доктрин, концепций и методик. Но жизнь показала, что они часто не объясняют тех тенденций, которые имеют место в реальном социальном пространстве нашего общества.

Ученые, и прежде всего, зарубежные, вынуждены констатировать, что<<традиционные теории не в состоянии объяснить, почему так неодинаково и неожиданно приживаются монументальные, казалось бы, очевидные для западного мира политические институты в трансформирующейся России>>2 . И почему в условиях нашей страны не всегда являются эффективными экономические реформы, реализующие успешные модели западных стран, почему не принимаются массовыми слоями населения характерные для<<свободного мира>> ценности и идеалы? Российские социологи также констатируют, что в современной России речь идет<<о чем-то совершенно новом и не укладывающемся в известные образцы, о качественно иной композиции общества, о превращенной системе координат>>3 .

Массовое признание<<неукладываемости>> российской реальности в известные схемы, тем не менее, не снимает, но усложняет задачу научного исследования российского общества. Поэтому практически актуальной является попытка выдвижения гипотез и концепций, которые по-новому описывают содержание и причины трансформационных процессов в России с точки зрения тех или иных общих закономерностей и представлений.

Теоретическая актуальность данного исследования обусловлена тенденциями, сложившимися как в мировой, так и в отечественной социологической науке.

Новейший период развития социологии характеризуется методологическим плюрализмом, множеством разнообразных подходов, решающих<<свой круг задач применительно к определенным предметам и объектам социологического исследования>>4 . Это является закономерным следствием усложнения социальной реальности, провоцирующей разнообразие необходимых для ее изучения методологических конструкций.

В этих условиях усиливается потребность в создании общих теорий концептуального характера. Это необходимо для формирования общесоциологического тезауруса, на основе которого можно было бы на едином терминологическом языке описывать и сравнивать социальные ситуации в разных странах и в разные исторические периоды, выстраивать платформу коммуникации между исследователями. Прошедшие в сентябре 2001 г. в Хельсинки (Финляндия) в рамках 5-ой конференции Европейской Социологической Ассоциации заседания Исследовательской сети по социальной теории подтвердили настоятельность развития структурно-системных теорий обобщающего характера. На фоне множества представленных частных методологических схем их недостаток ощущался особенно сильно.

В свою очередь, процессы глобализации дополнительно актуализируют потребность в построении макросоциологических концепций синтетического плана. Выяснение того, как оказывается возможным поддержание социального порядка, постепенно становится фундаментальной проблемой в изучении социальных взаимодействий. Именно поэтому<<мало-помалу фокус социологического анализа перемещается в собственно институциональную сферу, в самое устройство человеческого общества>>5 . Современная социология стремится познать все более все глубокие, скрытые от непосредственного наблюдателя социальные отношения и механизмы, обеспечивающие выживание обществ и преемственность важнейших социальных структур, сохраняющих свои базовые черты под натиском глобализационных тенденций. Поэтому представленная теоретическая гипотеза об институциональных Х и Y-матрицах, или двух системах базовых институтов, обеспечивающих воспроизводство обществ в качественно различных материально-технологических условиях, находится в русле мировых тенденций по поиску моделей поддержания социального порядка.

Одновременно разрабатываемая гипотеза об институциональных матрицах пытается дать свой ответ на тот исторический вызов, перед которым не одно столетие стоит общественная российская наука. С точки зрения большинства западных теорий, формировавших и продолжающих формировать парадигму мирового научного знания, происходящее в России часто воспринимается как парадокс, как исключение из общего правила, как логически необъясненное противоречие, как плод субъективных человеческих заблуждений или проявление недальновидности политиков. Путь к преодолению этого противоречия заключается в поиске общего правила, в рамках которого российские реалии явились бы частным, особенным, единичным случаем, и теория институциональных матриц направлена на выявление таких общих механизмов. Она предлагает формирование системы понятий и категорий, в которых российская действительность, которую, казалось,<<умом не понять>>, методологически корректно может быть соотнесена с тенденциями мирового развития.

Наконец, актуальность разработки новых обобщающих теоретических схем для объяснения происходящих в России и в других странах социальных процессов обусловлена современным этапом развития социологического знания. Еще П. Сорокин выделял в развитии социологии двухфазовые ритмы, при которых аналитико-фактографическая фаза сменяется синтезирующе-обобщающей6 . По его оценкам, начало ХХ века характеризовалось синтезом и обобщением в социологии, а вторая половина столетия – превалированием эмпирических и фактографических работ, после чего следовало ожидать новой волны синтеза и обобщений. Проявляющаяся с начала нынешнего века тенденция состоит в росте внимания к теоретическому осмыслению накопленных за аналитико-фактографический период социологических данных, и разрабатываемая теоретическая гипотеза об институциональных матрицах является одним из выражений названной тенденции.

Цель и задачи исследования Основная цель работы заключалась в том, чтобы сформировать контуры институциональной социологической теории, которая позволяет:

- во-первых, выявить исторически устойчивые и постоянно воспроизводящиеся социальные отношения, обеспечивающие целостность общества и его развитие как социальной системы, задающие направления и естественные ограничения его эволюции;

- во-вторых, разграничить инварианты общественного развития и мобильные, изменчивые общественные формы, постоянно совершенствующиеся и воплощающие многообразие творимой человеком социальной реальности;

- в-третьих, проанализировать и дать прогноз современного трансформационного процесса в российском обществе на основе объяснения сложившихся тенденций.

Для достижения поставленной цели в исследовании решались следующие теоретико-методологические задачи:

  • проанализировать сложившиеся подходы к изучению социетальной структуры общества,
  • рассмотреть понятие института, выявить основные тенденции в его трактовке и предложить определение данной категории, позволяющее реализовать цели исследования.
  • проанализировать теоретические подходы в изучении институционального устройства экономической, политической и идеологической подсистем общества и выявить систему регулирующих их базовых институтов,
  • дать типологию базовых экономических, политических и идеологических институтов, регулирующих воспроизводство разных обществ,
  • разработать и апробировать категории, на основе которых возможен анализ устойчивости и изменчивости институциональной структуры.

    С помощью сформированных теоретических представлений в исследовании решались следующие содержательные задачи:

  • на примере древнейших государств выявить особенности разных типов социетальной структуры общества, определяемой доминированием институциональной Х или Y- матрицы,
  • проанализировать специфику функционирования экономических, политических и идеологических институциональных форм при разных типах социетальной структуры общества, подтвердив ее данными исторических и социологических исследований,
  • на примере конкретных стран, и, прежде всего, России, показать, с одной стороны, сохранение социетальной природы общества, определяемой типом доминирующей институциональной матрицы, и, с другой стороны, постоянное совершенствование общественной среды, обусловленное деятельностью социальных субъектов по созданию новых институциональных форм,
  • на базе разработанных категорий определить сущность трансформационного процесса в России и дать прогноз его результатов.

    Теоретические предпосылки работы <<Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе>>7 , так и научные исследования малопродуктивны, если не опираются на результаты работы предшественников и не продолжают сложившихся традиций. Итоги исследования, изложенные в представленной к защите диссертации в виде монографии<<Институциональные матрицы и развитие России>>, получены автором в ходе многолетней (с 1986 г.) работы в научном коллективе отдела социальных проблем Института экономики и организации промышленного производства (ИЭиОПП) СО РАН в г. Новосибирске. Они продолжают традиции этого научного коллектива, а также развивают ряд известных положений других представителей социальной науки.

    Прежде всего, выдвижение и разработка гипотезы об институциональных матрицах в научном плане опирается на ряд результатов, полученных членами Новосибирской экономико-социологической школы, прежде всего, в рамках экономических и социологических исследований, непосредственным участником которых являлась автор. Таковы, во-первых, положения Т.И. Заславской о методологии системного исследования социальных объектов, во-вторых, содержащиеся в работах Т. И. Заславской и Р. В. Рывкиной положения о сущности социальных механизмов развития экономики и общества, внутренним, глубинным элементом которых являются институты, в-третьих, представление об административно-территориальном делении как о сути социально-региональной структуры советского (российского) общества, содержащееся в работах Т. И. Заславской, в-четвертых, положение о неадекватности использования категории свободы в ее западном понимании для анализа процесса трансформации российского общества, представленное в социологической теории свободы М.А. Шабановой.

    Наиболее тесно настоящее диссертационное исследование связано с разработанной в отделе социальных проблем институциональной теорией раздаточной экономики О. Э. Бессоновой. В 1992-1996 годах автор участвовала в возглавляемом О. Э. Бессоновой исследовании социально-экономических отношений в жилищном секторе г. Новосибирска, включавшем широкий социальный эксперимент по внедрению рыночных отношений в сферу жилищно-коммунального хозяйства. В процессе этой работы О.Э. Бессоновой была развита и применена институциональная теория раздатка8 как особого типа экономики, с одной стороны, противостоящего, а с другой, системно дополняющего экономику рыночного типа. Идеи теории раздаточной экономики безусловно, послужили отправной точкой разработки некоторых важнейших положений авторской теории институциональных матриц. К ним относятся:

    - положение об объективном характере нерыночных экономических систем9 , отмеченное ранее в исследованиях В. Ойкена в 1947 г. и К. Поланьи в 1977 г.10

  • исходные представления о структуре институтов раздаточной экономики как экономики нерыночного типа, в том числе о роли и месте института служебного труда11 ,
  • положение о специфическом механизме обратной связи в виде жалоб и обращений, характерном для обществ с нерыночными экономиками12 ,
  • идея о характере институциональных обменов между государствами с разным типом институционального устройства13 .

    Результаты мониторинга реформирования жилищных отношений, полученные в ходе вышеупомянутого исследования, явились для автора модельным образцом исследования трансформационных процессов в экономике. Дополненные в дальнейшем данными о динамике структуры собственности в российской промышленности и сельском хозяйстве в 1990-х гг., они легли в основу анализа и прогнозирования реформирования экономической сферы российского общества.

    Указанные теоретические и фундаментальные результаты сотрудников отдела социальных проблем ИЭиОПП СО РАН нашли свое прямое или косвенное отражение в разрабатываемой автором теории институциональных матриц, и об этом сказано в соответствующих разделах представленной монографии в виде диссертации.

    Кроме того, разрабатываемая теория широко опирается на положения классической социологии, социальной антропологии и культурологии, политической экономии и классической экономики, но по-своему дополняет их.

    Прежде всего, в работе получила развитие идея об определяющей роли материальных внешних условий на характер устройства общества. Этот подход известен со времен древних греков и представлен в работах Ш.-Л. Монтескье, К. Маркса, К. Поланьи, в исследованиях Чикагской школы и др. В ходе совместной работы с О.Э. Бессоновой нами была предложена категория комммунальности-некоммунальности как специфического общественного свойства материально-технологической среды, определяющего характер формирующихся институтов14 . В настоящем исследовании данная категория используется для анализа факторов, определяющих социетальную природу общества.

    Теория институциональных матриц развивает сложившиеся представления об обществе как о социальной системе. Во-первых, в отличие от распространенных представлений, отраженных в современных учебниках по социологии, в качестве важнейших общественных подсистем, наряду с экономикой и политикой, выделяется не культура, а идеология. В данном случае автор исходит из утверждений П. Сорокина и Т. Парсонса15 о несовпадении границ культурных и социальных систем, и в развитие этих положений вычленяет в структуре общества идеологию как институциональный каркас культуры, как общественную сферу, функционально дополняющую общество до системного социального целого.

    Во-вторых, в отличие от марксистской модели базиса и надстройки, где политика и идеология выступают в качестве отражений экономического базиса, или от подхода Л. Альтюссера, наоборот, полагавшего идеологию и политику в качестве условий существования экономики, или взглядов А. Грамши, отстаивавшего независимость идеологии, как и политики, от экономики, в теории институциональных матриц все три общественные подсистемы рассматриваются как равнозначные, как суть проекции, стороны единого социального целого.

    Наконец, третье отличие авторского подхода состоит в том, что идеология понимается не как набор идей, содержащихся в головах людей, но как<<институциональный срез культуры>>, как набор сохраняющихся базовых институтов, регулирующих спонтанное, неосознанное поведение людей в обществе друг относительно друга и по отношению к социуму в целом. Такое понимание развивает подход Л. Альтюссера, предлагавшего рассмотреть идеологию как социальные процессы16 , которые играют решающую роль в построении позиционной структуры общества и самоидентификации индивидов в этой структуре.

    Собственно идея институциональной матрицы – основного идеализированного объекта авторской теории – базируется на работах К. Поланьи и, прежде всего, Дугласа Норта, впервые употребивших этот термин. Именно ими впервые были высказаны предположения о том, что система институтов каждого конкретного общества образует своеобразную<<институциональную матрицу>>, определяющую веер возможных траекторий его дальнейшего развития17 . В отличие от определения Норта, автор понимает под институциональной матрицей систему не только экономических и политических, но также идеологических институтов. Кроме того, если Норт полагал, что каждое общество имеет свою уникальную институциональную матрицу (что вытекает из его понимания института), то в данной работе предполагается существование двух идеальных типов институциональных матриц, характеризующиеся специфическим сочетанием базовых экономических, политических и идеологических институтов.

    Понятие базовых институтов, развиваемое в работе, также имеет свою специфику. Само словосочетание<<базовые институты>> как образ, выражающий глубинные черты общественных структур, встречается в работах разных авторов, например, в трудах О. Э. Бессоновой, Т. И. Заславской, нашей совместной с О. Э. Бессоновой и Р. О’Салливан вышеупомянутой работе 1996 г. В теории институциональных матриц термину базовые институты удалось придать большую точность, выделив в нем следующие элементы:

    - во-первых, понятие базовых институтов характеризует социетальный уровень рассмотрения общества как социальной системы,

    - во-вторых, в отличие от институтов как таковых базовые институты понимаются как исторические инварианты, сохраняющие свою природу в ходе развития социума; такое представление об инвариантности базовых институтов развивает идеи Д. Норта об<<эффекте блокировки>>18 институциональных матриц, благодаря которому осуществляется самоподдержание ее структуры.

    - в-третьих, за базовыми институтами закрепляется функция интегрированности разных типов обществ, что определяет их доминирующее положение на разных стадиях развития определенного типа общества.

    Таким образом, впервые дается строгое определение базовых институтов, что позволяет использовать данную категорию как центральное понятие в теории институциональных матриц.

    Введение понятия базовых институтов дало возможность определить и развить категорию комплементарных институтов, которые являются дополнительными по отношению к базовым и во взаимодействии с ними формируют устойчивую институциональную среду. Хотя о доминировании одних институтов и, соответственно, о подчиненной роли других, говорилось многими авторами19 , впервые обращено внимание на историческую предопределенность этого явления, отмечена постоянность сохраняющегося свойства доминирования определенного типа базовых институтов, соответствующих институциональной матрице общества.

    Используемое в диссертационном исследовании теоретическое представление о сущности редистрибутивных экономик развивает положения введшего этот термин К. Поланьи. Отношения редистрибуции – объективно существующие и альтернативные отношениям обмена, Поланьи определял как процесс аккумулирования, совмещенный с процессом распределения (storage-cum-redistribution)20 . Дана опирающаяся на его идеи авторская интерпретация института редистрибуции как социального отношения, включающего в себя процессы аккумулирования – согласования – распределения, подчеркивающая роль Центра как основного звена, осуществляющего процесс согласований экономических трансакций.

    При построении системы институтов редистрибутивных экономик, наряду с указанными выше идеями О.Э. Бессоновой и К. Поланьи, использованы также положения марксистской политической экономии о роли пропорциональности как основного регулятора производства в условиях общей собственности.

    Перечень институтов рыночной экономики, представленный в работе (частная собственность, обмен, наемный труд, прибыль, конкуренция), повторяет известные положения современной economics, содержащиеся в учебниках.

    Выполненный в исследовании анализ системы политических институтов опирается, помимо идеи Т. И. Заславской о сущностном характере административного деления для унитарных государств, на многочисленную литературу о федерализме, включающую труды М. Саликова, Г. Каменской, В. Ливингстона, П. Кинга, Е. Осагхи, Л. Полищука и многих других процитированных в монографии отечественных и зарубежных авторов, а также на труды представителей российской государственно-исторической школы А. Градовского, П. Мрочека-Дроздовского, М. Владимирского-Буданова и др.

    Отправной точкой для построения системы идеологических институтов послужили известные в культурологии оппозиции коммунитарных и индивидуальных ценностей, а также представленные в теории социо-культурной динамики России А.С. Ахиезера21 положения о специфике соборно-вечевого идеала, отличающего российский социум.

    Разработанное в итоге теоретическое представление об Х и Y-матрицах, развиваемое в работе, является, с одной стороны, своеобразным социологическим отражением известной культурной оппозиции Запад-Восток, с другой стороны, имеет собственное содержание. Различия между этими аналитическими конструкциями для наглядности сведены в таблицу.

    В отличие от известной дихотомии<<Запад-Восток>>, выработанной для первичной типологии мировой культуры и обозначения поляризованных наборов смысловых систем, семантических полей и противоположных моделей культурной идентичности, социологические понятия Х и Y-матриц разработаны для разграничения альтернативных базовых институтов, регулирующих воспроизводство обществ независимо от действий носителей разных культурных традиций.

    Действительно, культурная оппозиция Запад-Восток концентрируется преимущественно на особенностях поведения и ценностей социальных субъектов, определяемых как культурный (цивилизационный) контекст, что задает специфику проявления одних и тех же социальных процессов в разных типах обществ. В отличие от этого, в теории институциональных матриц выделяются строго определенные базовые экономические, политические и идеологические институты, имеющие качественно отличное содержание, которое не меняется в зависимости от культурного контекста.

    Своеобразие<<жесткой>> социологической теории институциональных матриц в сравнении с более аморфными представлениями культурологической концепции Запад-Восток, наиболее отчетливо проявляется в различии результатов их применения, в частности, при анализе развития российского общества. Если в рамках системы понятий институциональных матриц Россия однозначно относится к обществу с доминированием базовых институтов Х-матрицы, то применение концепции Запад-Восток не позволяет четко идентифицировать Россию в предложенных понятиях и закрепляет за ней

    Таблица.

    Различия между аналитическими конструкциями

    “Запад-Восток>> и<<Институциональные Х иY-матрицы>>

    Сравниваемые параметры

    Запад-Восток

    Институциональные

    Х и Y-матрицы

    Объект приложения

    Культура (цивилизация), проявляющаяся в поведении и результатах деятельности субъектов

    Общество как социальная система, развивающаяся независимо от характера деятельности субъектов

    Основной предмет анализа

    Ценности, традиции, конвенции, поведение субъектов

    Базовые институты как объективизированные структуры

    Главный фактор дихотомии

    Специфика ментальности, выражающаяся в исторически сложившихся способах отражения условий существования

    Особенности материально-технологической среды

    (коммунальной или некоммунальной)

    Используемый набор понятий для описания

    Неодинаковый у разных авторов, неоднозначно понимаемый

    Строго дефиницированный, однозначно трактуемый, моносемичный

    Результат применения к анализу российского социума

    Россия – промежуточная евразийская цивилизация, которую невозможно однозначно отнести к Западу или Востоку

    Россия – общество с доминированием институтов Х-матрицы

    Перспективы построения дальнейших методических схем

    Развитие методик, опирающихся преимущественно на качественные методы анализа и исторические иллюстрации

    Построение системы институциональных индикаторов, идентифицирующей принадлежность государства к Х или Y-матрицам

    положение промежуточной евразийской цивилизации. Соответственно, по-разному определяются сущность и перспективы трансформационных процессов современного российского общества.

    Логическим следствием теории институциональных матриц является развиваемая в исследовании трактовка революций как момента эволюционных процессов. Революция рассматривается как спонтанная реакция общества на попытки социальных субъектов нарушить доминирующее положение базовых институтов, деформировать общественную структуру в направлении, не соответствующем типу институциональной матрицы общества. Такое понимание развивает<<традиционалистский подход>> к анализу революций, черты которого присутствуют в работах Ш. Айзенштадта, А. де Токвиля, М. Аун-Тхвина, Ф. Тихелмана, М. Саркисьянца и др.

    Подытоживая раздел о теоретических предпосылках данного исследования, можно сказать: в результате систематизации и обобщения широкого ряда положений, содержащихся во многих работах, а также на основе собственных исследований, автором была выдвинута и проработана на историческом и социально-экономическом материале оригинальная творческая гипотеза об институциональных матрицах, претендующая на статус социологической теории.

    Научная новизна исследования Основы теории институциональных матриц, как уже показано, развивают ряд известных положений теоретической социологии и других общественных дисциплин, обобщая опыт значительного количества предшественников и находясь в русле сложившихся традиций. В то же время в ходе этой работы впервые сформулированы и развиты ряд категорий, а также получены содержательные выводы, которые определяют теоретическую новизну и научную ценность выполненных автором исследований.

    В области теории и методологии получены следующие результаты, имеющие новаторский характер:

    1) Даны новая трактовка и развернутое определение социологической категории базовых институтов, характеризующих социетальный уровень рассмотрения общества. Базовые институты определяются как глубинные, исторически устойчивые и постоянно воспроизводящиеся социальные отношения, как исторические инварианты, которые позволяют обществу выживать и развиваться, сохраняя свою самодостаточность и целостность в ходе исторической эволюции, независимо от воли и желания конкретных социальных субъектов. Категория базовых институтов, в отличие от более широкого понятия<<институт>>, обособляет, выделяет из всего множества социальных отношений те из них, которые имеют исторически непреходящий характер и сохраняют неизменное внутренне содержание. Их функцией является регулирование основных общественных подсистем и поддержание целостности, интегрированности разных типов обществ.

    2) Уточнено институциональное представление о структуре общества. В качестве его функционально различающихся однопорядковых подсистем рассматриваются экономика, политика и идеология. При таком подходе они выступают на равных основаниях в качестве проекций единого социального целого, но отличаются своими функциями в поддержании этой целостности и наборами институтов, посредством которых реализуют свои функции.

    3) Дана новая социологическая интерпретация понятия институциональной матрицы. Она определяется как исторически сложившаяся система базовых институтов, регулирующих взаимосвязанное функционирование основных общественных подсистем — экономики, политики и идеологии. Институциональная матрица представляет собой устойчивую форму общественной интеграции.

    4) Выдвинута и обоснована теоретически и эмпирически, гипотеза о двух типах институциональных матриц, в которых агрегируются многочисленные способы устойчивых социальных связей. Для их обозначения автором впервые предложена и апробирована в научной среде соответствующая терминология – Х - и Y-матрицы. Х и Y-матрицы отличаются комплексами образующих их базовых институтов. Х-матрица образована институтами редистрибутивной экономики, унитарного политического устройства и коммунитарной идеологии. В свою очередь, Y-матрица образована институтами рыночной экономики, федеративного политического устройства и субсидиарной22 идеологии. Каждый из названных комплексов разворачивается, в свою очередь, в ряд взаимосвязанных институтов - на настоящем этапе их выделено 26. Подробно они представлены в 5-й, 6-й и 7-й главах монографии и далее в автореферате.

    Идеальные типы Х и Y-матриц позволяют однозначно различать феноменологические объекты, обладающие или не обладающие соответствующими качествами. Другими словами, представляется возможным судить о том, институты какого типа матрицы доминируют в том или ином конкретном обществе. Так, в России, большинстве стран Юго-Восточной Азии и Латинской Америки доминируют институты Х-матрицы, в то время как в США и странах Европы – институты Y-матрицы.

    5) Обосновано и введено в научный оборот понятие комплементарных институтов и воплощающих их институциональных форм. Комплементарными являются институты, действующие одновременно с базовыми институтами для выполнения аналогичных функций, то есть институты Х-матрицы, действующие в обществах с доминированием Y-матрицы, и наоборот. Комплементарные институты всегда – это их свойство отмечено впервые - имеют менее распространенный характер, их действие опосредовано рамками базовых институтов, выражающих природу свойственной обществу институциональной матрицы.

    6) Показано и проиллюстрировано историческими данными различие между базовыми институтами, которые исторически устойчивы и неизменны, и мобильными, постоянно модернизирующимися и развивающимися пластичными институциональными формами, в которых проявляют себя базовые институты. При таком подходе процесс институциональных изменений понимается как постоянная эволюция институциональных форм в рамках, задаваемых спецификой базовых институтов, то есть типом институциональной матрицы.

    7) Предложена новая трактовка института редистрибуции как объективного социального отношения, включающего в себя процессы аккумуляции – согласования - распределения. Совмещение этих процессов осуществляется посредством Центра, возникновение и существование которого обусловлено законом действия экономии трансакционных издержек.

    8) Дано теоретическое представление о структуре базовых институтов, характеризующих унитарное и федеративное политическое устройство при Х и Y-матрицах. Институты административного деления, иерархической вертикали власти во главе с Центром, назначений, общих собраний и единогласия, обращений по инстанциям характеризуют унитарное политическое устройство, а институты федерации, самоуправления и субсидиарности, выборов, многопартийности и демократического большинства, судебных исков отличают федеративное политическое устройство.

    9) Сформировано предварительное теоретическое представление о структуре базовых институтов коммунитарной и субсидиарной идеологий, отличающих Х и Y-матрицы. Коммунитарная идеология характеризуется действием институтов коллективизма, эгалитаризма и порядка, в то время как субсидиарная идеологии представлена институтами индивидуализма, стратификации и свободы.

    Применение положений и категорий теории институциональных матриц к анализу истории и современного трансформационного процесса в России позволило также получить новые содержательные результаты, важнейшими из которых являются следующие:

    1) Современный период трансформации российского общества представляет собой процесс поиска и складывания нового баланса базовых и комплементарных институциональных форм, соответствующих изменившимся условиям существования нашего государства. Накануне перестройки в стране тотально доминировали устаревшие формы, отражающие природу Х-матрицы, в то время как необходимые для институционального равновесия комплементарные институты воплощались преимущественно в теневых, нелегальных формах. Поэтому на первом этапе реформ 1980-1990-х годов упор был сделан на широкое легальное дополнение искаженной в ходе советского периода институциональной структуры элементами, характерными для государств с Y-матрицей. На втором этапе, с конца 1990-х годов, внимание все более направляется не столько на адаптацию заимствуемых экономических, политических и идеологических решений, сколько на модернизацию и развитие форм, отражающих специфику социетальной природы нашего государства, выражаемой доминированием базовых институтов Х-матрицы. Организационные формы, методы и способы управления, ценности, нормы и правила, характерные для стран с доминированием Y-матрицы, в России модифицируются по ходу своего внедрения и занимают подчиненное положение, что соответствует роли комплементарных институтов в институциональной макроструктуре общества.

    2) На основе разработанных положений в работе сделан прогноз перспектив трансформационного процесса современной России. Его основным результатом станет, во-первых, укрепление в обновленных формах доминирующего положения базовых институтов редистрибутивной экономики, унитарно-централизованного политического устройства и коммунитарной идеологии. Во-вторых, будут найдены и определены эффективные ниши для встраивания и действия комплементарных для нашей страны институтов рыночной экономики, федеративного устройства и субсидиарной идеологии. В-третьих, следует ожидать достижения общественного консенсуса по проблемам устройства и перспектив развития страны, что будет выражаться в расширении<<правового поля>>, то есть более полной правовой артикуляции и закреплении свойственных<<жизни и идее>> нашего общества цивилизованных форм социальной жизни.

    Положения, выносимые на защиту Таким образом, на защиту выносятся следующие основные положения и новые результаты:

    1) Категория базовых институтов, обособляющая из всего множества институтов те глубинные социальные отношения, которые имеют исторический непреходящий характер и неизменное функциональное содержание, определяемое потребностями выживания и развития социума при наличных материально-технологических условиях.

    2) Институциональное представление о структуре общества, при котором в качестве его функционально различающихся однопорядковых подсистем рассматриваются экономика, политика и идеология. Являясь проекциями единого социального целого, они отличаются своими функциями в поддержании этой целостности и наборами институтов, посредством которых реализуют свои функции.

    3) Социологическая категория институциональной матрицы, представляющей собой систему базовых институтов, регулирующих воспроизводство основных общественных подсистем – экономики, политики и идеологии.

    4) Положение о двух идеальных типах институциональных матриц, названных Х и Y-матрицами, на основе которых определяется социетальная природа общества. Х-матрица образована институтами редистрибутивной экономики, унитарного политического устройства и коммунитарной идеологии. В свою очередь, Y-матрица образована институтами рыночной экономики, федеративного политического устройства и субсидиарной идеологии. Общества с доминированием Х и Y-матриц рассматриваются как рядоположенные на оси исторического развития, реализующие прогрессивные, но качественно различные траектории общественной эволюции.

    5) Категория комплементарных институтов, то есть институтов, характерных для определенного типа институциональной матрицы, но действующих для выполнения аналогичных функций в государствах с альтернативным типом институциональной матрицы. Комплементарные институты, в отличие от базовых, постоянно имеют дополнительный, менее распространенный характер.

    6) Положение о константах и вариативности общественного развития: природа институциональной матрицы и образующие ее базовые институты задают рамки, константы, доминанты социальных преобразований государства, в то время как конструируемые социальными акторами институциональные формы, воплощающие действие базовых и комплементарных институтов, обеспечивают многообразие и вариативность социального развития на разных исторических этапах.

    7) Тезис о том, что в контексте институциональных матриц революция, при анализе долговременных тенденций общественного развития, может рассматриваться как стадия эволюционного процесса, в ходе которой реализуется доминирующее положение необходимых для выживания социума базовых институтов. Революция представляет собой спонтанную реакцию общества как социальной системы на попытки деформировать его социетальную природу, определяемую типом институциональной матрицы.

    8) Положение о том, что сущностью современного трансформационного процесса в России является поиск и складывание нового баланса базовых и комплементарных институтов. Он заключается в определении оптимального соотношения базовых институтов редистрибутивной экономики и дополняющих их действие комплементарных институтов рыночной экономики, доминирования институтов унитарно-централизованного политического устройства и поддерживающих их институтов федеративного устройства, а также в формировании новой пропорции между базовыми институтами коммунитарной идеологии и дополнительными институтами субсидиарной идеологии. Этот процесс включает в себя как конструирование и модернизацию соответствующих институциональных форм, так и определение пропорций и взаимосвязей между ними. При этом сохраняется доминирующая роль институтов Х-матрицы, действие которых все в большей мере поддерживается комплементарными институтами и институциональными формами, характерными для Y-матрицы.

    2002-2017 KIRDINA.RU
    АКТИВНАЯ ССЫЛКА НА САЙТ ОБЯЗАТЕЛЬНА