КИРДИНА-ЧЭНДЛЕР
СВЕТЛАНА
персональный сайт
ПОДДЕРЖКА
САЙТА
Институт
экономики РАН
Цитатa дня:
Именно смирение дает свободу - жизни, творчества, выбора и манёвра
20-11-2017,
понедельник

?-�?�� ���R��-��

Публикации и выступления Статьи в сборниках

Кирдина Светлана Георгиевна,
ведущий научный сотрудник,
доктор социологических наук,
Институт экономики РАН

Данилевский в истории российской обществоведческой мысли:
достижения и предупреждения

Поиск новых ориентиров в общественной науке, связанный с кризисом ранее использовавшейся марксистско-ленинской идеологии - отличительная черта последнего десятилетия в России. Одни ведут эти поиски на основе тщательного анализа зарубежных концепций с точки зрения их применимости к нашим условиям. Другие, воспользовавшись свободой слова и мысли, активно ведут разработку собственных методологических схем. Третьи внимательно всматриваются в достижения отечественных ученых прошлого, ранее мало доступных для изучения и применения. Творческое освоение наследия Н. Я. Данилевского - выражение этой третьей тенденции.

В добавление к тому, что уже было сказано, позволю себе отметить следующие моменты. Прежде всего, хотелось бы избежать крайностей в оценке вклада замечательного российского ученого Николая Яковлевича Данилевского в развитие отечественной и мировой науки. С одной стороны, хочется повторить известную заповедь "не сотвори кумира" тем, кто рассматривает Данилевского одновременно и как основоположника и непревзойденного выразителя цивилизационного подхода, и провозвестника мессианской роли России в мировом развитии, и как пророка, впервые "озвучившего" сбывающийся сценарий траекторий современного глобального мира. С другой стороны, также непродуктивно рассматривать работы Данилевского как "вчерашний день" социальной науки, как актуальные в свое время политические памфлеты без глубокого научного содержания, как лишь выражение тенденциозных взглядов ортодоксальной части российских народников.

На мой взгляд, справедливы взвешенные оценки, уже прозвучавшие в выступлениях Л. И. Абалкина и С. А. Андрюшина. В дополнение к ним можно отметить специфику творчества Данилевского, позволяющую считать его представителем характерной школы российской экономической мысли. Он, как это характерно для представительных российских экономистов, рассматривает общество как социальное целое, когда выделение экономической сферы без анализа политических и идеологических компонент предполагается методологически некорректным. Также он оперирует с макрообщественными процессами, что противопоставляет российскую школу западному течению "методологического индивидуализма", базирующего на изучении "экономического человека". Наконец, Данилевский отмечает и описывает специфику экономической системы России, подчеркивая особенности нашей "другой экономики", отличной от хозяйственных порядков европейских стран.

На мой взгляд, также справедливо полагать Данилевского одним из первых ученых, реализовавших цивилизационный подход при анализе обществ. Это - очевидное свидетельство российского приоритета в этом направлении исследований. Типология культурно-исторических типов, которая была введена Данилевским, несомненно, является очень важным методологическим средством, поскольку позволяет, как здесь уже говорили, выявлять некоторые константы исторического развития больших государств или групп государств, которые сохраняют свое непреходящее значение. Современный период перестройки, когда были предприняты попытки перейти на другой тип экономических, социальных и политических отношений, показывает, что недоучет характеристик присущего России культурно-исторического типа чреват очень глубокими, тяжелыми социальными последствиями.

За прошедшее время предложенный Данилевским подход нашел свое дальнейшее продолжение в культурологии, обогатился новыми понятиями и категориями, важными конкретными результатами. Так, свое развитие он получил в работах нашего современника, присутствующего здесь Александра Самойловича Ахиезера по анализу социокультурной динамики России, существенно углубившего культурологический подход и построившего собственный методический инструментарий и понятийный аппарат.

В то же время работы Данилевского наталкивают на размышления об опасностях, подстерегающих ученого-обществоведа в случае, если, отталкиваясь от собственных теоретических разработок, он вторгается в сферу общественной практики. На мой взгляд, границей в данном случае выступает социально-экономическая диагностика, которой должен ограничиваться обществовед-ученый, оставаясь на профессиональных позициях. Как врач, он способен поставить диагноз, и, как врач, начинает лечить больного лишь в том случае, если тот или его родные к нему обращаются. Если же ученый на основании своих исследований начинает готовить программы общественного переустройства ("лечить" общество помимо его воли), он переходит в другую профессиональную сферу - от профессионального революционера до политика или управленца. Последнее, по-видимому, все же возможно, но лишь при запросе и в контакте с практиками (политиками, руководителями), которые формулируют свои запросы-задания и обращаются к ученому за помощью для их разрешения. Вслед за Ф. А. Хайеком можно повторить тезис об опасности и непродуктивности так называемых "проектных теорий" переустройства общества, время которых, хочется надеяться, уже ушло в прошлое.

Другая опасность, которая может подстерегать обществоведов и которой, на мой взгляд, не избежал Н. Я. Данилевский - это онтологизация собственного знания о предмете до такой степени, что они переводятся в плоскость моральных убеждений и оправдания какого-либо из видов человеческой гордыни - личной, национальной или профессиональной. О чем идет речь? В работах Данилевского мы находим тезисы о том, что среди выделенных культурно-исторических типов можно выделить идеальный тип цивилизации, максимально свободный от недостатков, присущих другим типам, прежде всего, европейскому. Этот замечательный особый тип - российская цивилизация, к которой автор причисляет себя и российский народ, и это, по его мнению, предопределяет особую мессианскую роль России в развитии мировой истории. Тем самым идеи социально-исторических приоритетов, противостояния одних особых наций другим получают якобы научное обоснование. Это и можно назвать гордыней, что характеризует скорее человеческое несовершенство, но не должно, на наш взгляд, иметь отношение к подлинной науке.

Подытоживая, можно сказать, что для современной общественной науки России работы Данилевского, с одной стороны, образуют одну из ее основ. Они представляют предтечу, яркую метафору, своего рода синкрезис, когда были заложены некоторые подходы, получившие в дальнейшем свое развитие в других научных направлениях. Это так называемый цивилизационный подход, подчеркивающий наличие культурно-исторических типов в истории государств. Это и анализ некоторых экономических институтов (на это особое внимание обратил в своем докладе С. А. Андрюшин). Институциональное направление также было развито и получило затем свое современное воплощение в социологическом и экономическом институционализме.

Одновременно работы Н.Я.Данилевского предупреждают о сложной роли ученого-обществоведа, о том, что его труды могут быть истолкованы в социально опасном смысле, породить общественные противостояния, Это актуализирует необходимость объективности и политической неангажированности социально-экономического знания и повышает планку профессионализма научной деятельности.

2002-2017 KIRDINA.RU
АКТИВНАЯ ССЫЛКА НА САЙТ ОБЯЗАТЕЛЬНА